andrew_vdd (andrew_vdd) wrote,
andrew_vdd
andrew_vdd

Categories:

Национальная политика в СССР и в Греции

В этой записи на двух конкретных примерах описывается политика в отношении языков национальных меньшинств,
проводившаяся в СССР и в Греции.
Вначале, чтобы читателю было ясно, какая политика является правильной, а какая нет, скопирую запись mashilial .


Почему я стал лучше воспринимать жизнь в России?

Приходит с опытом продолжительного пребывания в другой стране. Продолжительным можно назвать опыт пребывания ну... больше 3 месяцев подряд, наверно, такое ограничение в 3 месяца является стандартным для турвиз.
Для меня фактором стал языковой барьер в широком смысле. Я понял, прочувствовал на себе, как люди пребывают в чужой среде с языковым барьером. Я почти не говорю по-болгарски, а почти все болгары уже не говорят по-русски. С английским у болгар тоже все плохо.
К сожалению, вы должны понимать, что, оказавшись в условиях языкового отчуждения, вы неизбежно перейдете в состояние парии, человека второго сорта. Об этом мало пишут, мало говорят, но это так. Отношение как к существу второго сорта будет выскакивать не только в элементах слабости чужденца перед бюрократией, тайными укладами жизни страны, но даже просто в быту, в общении с соседями. Ты не говоришь на языке, ты какой-то дурачок, с тобой можно вести себя нахальнее, не как с солидным членом общества.
То есть комичные ситуации из произведений, которые сейчас кажутся на фоне глобализующегося мира абсурдными, вроде как 15й век - дети в Богемии закидывают навозом окна дома немца (посмотрите на карту современного мира, что Прага, что Германия - как Ржевка и Купчино) - это правда, и оно вылазит, и совершенно ничего не сделать, если ты не говоришь на языке, тебя опустят на позицию деревенского дурачка и дети, и бюрократы.
Также очень много теряешь в жизненных opportunities - от шанса на деловые знакомства до неприятной ситуации, когда девушка первая вдруг проявляет к тебе интерес, а знакомства не получается, ты отрезан языковым барьером.
В любой деловой, в любой бытовой ситуации отношение к тебе будет несправедливым. Им можно с тобой так, а тебе и меньшего нельзя.
До обретения такого опыта я колоссально недооценивал этот фактор, переоценивал силу глобализации англоязычного мира. Мне пришлось начать лучше относиться к жизни в России.

https://mashilial.livejournal.com/56520.html



Языковая политика в СССР, воспоминания Юрия Владимирова

Мои родители Владимир Николаевич и Пелагея Матвеевна Наперсткины по национальности чуваши. Они отлично владели русским языком, но в семье разговаривали только на родном, чувашском языке.
Зная, что их детям в будущем придется жить в основном среди русских, оба родителя очень хотели, чтобы те как можно быстрее и лучше научились говорить по-русски.
Но для этого надо было, чтобы дети с самого раннего возраста постоянно слышали русскую речь, а особенно – в кругу семьи. Однако разговаривать дома между собой по-русски родители не могли и не хотели из-за того,
что совсем не знала русского языка бабушка Елена – мать отца, которая была хозяйкой в семье и няней своих внуков. Вне дома и среди ровесников дети также слышали и употребляли только чувашскую речь,
что еще сильнее затрудняло освоение ими русского языка.
............................................
В школе я учился успешно, получая по всем предметам в основном отличные и хорошие оценки. До восьмого класса у нас в школах преподавание вели главным образом на чувашском языке,
одновременно усиливая освоение учащимися русского языка. С восьмого класса все обучение пошло уже почти только по-русски: учебники и рассказы учителя были на русском языке, и отвечать уроки следовало лишь на нем.

С девятого класса у нас прекратили изучение чувашского языка и чувашской литературы, а с восьмого начали обучать немецкому языку.

Взято из книги Юрия Владимирова "Война солдата-зенитчика: от студенческой скамьи до Харьковского котла. 1941–1942".
https://libking.ru/books/nonf-/nonf-biography/285527-yuriy-vladimirov-voyna-soldata-zenitchika-ot-studencheskoy-skami-do-harkovskogo-kotla-1941-1942.html



Языковая политика в Греции, воспоминания Корнелии Мраковой Пейовской

– В предгорьях Каймакцалана на севере сегодняшней Греции есть одна деревня, которую называют Патале. Это моя Родина. Мой папа рассказывал мне про Балканские войны, первая из которых началась в 1912-м году. Сербы, болгары и греки собрались делить Македонию. В 13-м году они ее разделили: Греция получила большую часть, большой кусок получила Сербия, Болгарии же досталось меньше всех…

Раньше все эти земли (Балканы), за исключением Черногории, были под турецкой империей. Я рассказываю вам это в качестве введения. Уверена, что вы знаете, но продолжим.

Как вам известно, в 14-м году в Сараево сербы убили австро-венгерского наследника, что явилось поводом для начала первой мировой войны. Кого только не было в нашей деревне с четырнадцатого года по восемнадцатый: и французы, и немцы… и даже ваши – русские. Да-да, у нас бывали русские солдаты. В нашем старом доме в одном шкафчике я нашла два слова на кириллице «Алексей Максимыч». Отец объяснил мне, что русские солдаты остановились у нас переночевать. Они были очень благодарны, и один из них вырезал свое имя ножом.

Закончилась война. И снова начали делить нашу бедную Македонию. На этот раз лучшую часть себе взяла Греция. Таким образом, все мы, жившие здесь, в Эгейской Македонии, оказались под Грецией. Греции в Лиге Наций было заявлено: «На данных территориях большая часть населения иной национальности​, поэтому должно обеспечить и соблюсти права этих граждан». Действительно, нас, македонцев, здесь проживало большинство. Мы имели свои школы, училища, церкви, свой язык и культуру, свою письменность.

В 1925 году греки придумали для нас букварь «Абэцэду» и письмо латинскими буквами на основе македонской речи. Но, когда они привезли эти буквари в одну деревню, весь вагон с этими букварями был сожжен. Остался только один экземпляр такого букваря в Национальной библиотеке в Афинах. После этого греки развязали террор по отношению к нам, македонцам. Нас называли болгарами, нам запретили говорить на македонском языке… если кого-то ловили на том, что он говорит на македонском, этому человеку выписывался штраф. Дабы не быть голословной, приведу пример.

Как-то раз папа вместе с моей бабушкой пошел на рынок. Бабушка не знала ни слова по-гречески, папа же чуть-чуть говорил. На рынке они говорили друг с другом на македонском. И тут откуда-то вынырнули полицейские и схватили его.

– Почему ты говоришь по-болгарски? – спросил полицейский.

– Моя мама не знает вашего языка.

– Ты должен ее научить греческому. Или ты ее сейчас научишь греческому, или пойдешь в полицию и заплатишь штраф!

Мой папа вынужден был отдать деньги, которые были нужны для покупок. Ему пришлось платить за речь родителей!

Конечно, дома все говорили по-македонски. В полях и нивах тоже не боялись говорить на родном языке. Так, относительно терпимо, продолжалось до 1936 года, до начала диктатуры генерала Метаксаса. Вот тогда уже стало строго запрещено... Если тебя поймали с родной речью – плати или в тюрьму.

Взято с сайта https://frontstory.ru .
https://frontstory.ru/memoirs/makedoniya/korneliya-mrakova-peyovska/

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments